Турция на пороге перемен?

Усиление авторитаризма, массовые увольнения госслужащих и научных кадров снижают позиции экономики Турции на мировых фондовых биржах и негативно влияют на дипломатические связи страны, многие не исключают повторных мятежей. О том, как попытка переворота повлияет на политику страны в будущем и чего ждать от экономического сотрудничества с Турцией, рассказал в эксклюзивном интервью журналисту NB Ольге Малик ученый из парижского Центра международных исследований, приглашенный ученый в вашингтонском офисе Фонда Карнеги Байрам Балджи.

NB: Кто был инициатором переворота в Турции?
На сегодня есть две основные теории. Первая – идея переворота принадлежит оппозиционному лидеру президента Турции Эрдогана Фетхулле Гюлену, базирующемуся в США; вторая предполагает заранее спланированные действия турецких властей и разыгрывание переворота с целью выявить предателей в государственном аппарате. В действительности у экспертов нет ни одного полного независимого расследования, подтверждающего ту или иную теорию. Безусловно, мы можем назвать имена военных из турецкой армии, которые технически осуществляли переворот, но истинные идейные лидеры пока остаются загадкой. Ф. Гюлена негласно прозвали «главным дирижером» путча, однако он полностью отверг свою причастность к политическим событиям Турции в ночь на 16 июля, и, должен признаться, обвинения турецкого правительства в адрес Гюлена пока весьма слабы. Однако все же существует высокая вероятность того, что Гюлен прямо или косвенно вовлечен в попытку переворота в силу того, что между ним и Эрдоганом давно идет идеологическая война. Влияние Гюлена в Турции весьма велико: в начале 2016 года он лидировал среди оппозиционеров правящей партии Турции во главе с Эрдоганом, и это при том, что сам Гюлен живет в США. Безусловно, нельзя отрицать и поддержку, и причастность американских спецслужб к попытке свергнуть Эрдогана.

NB: А где Эрдоган ищет поддержки, чтобы укрепить свое положение на посту президента?
Как бы иронично это ни звучало, турецкий путч стал, по сути, этакой просвирой для Эрдогана. Его позиции и влияние в Турции и в мире до попытки переворота было весьма ослаблено войной в Сирии, миграционным кризисом, конфликтом с Россией из-за сбитого военного самолета РФ. Однако, благодаря сохранению своей легитимной власти, Эрдоган показал всему миру, что у него масса сторонников в Турции и он по-прежнему сильный лидер. В турецком обществе сейчас наблюдается единодушие большинства в истинной победе Эрдогана; турецкие СМИ и международные общественные организации и образовательные фонды в Турции пропагандируют идеологию турецкого правительства (нередко под давлением), всё больше людей так или иначе поддаются этой пропаганде и встают на сторону Эрдогана, даже если ранее придерживались оппозиционных взглядов. Безусловно, многие это делают, чтобы элементарно сохранить себе работу. Но всё это в итоге повышает рейтинги Эрдогана и его политический имидж сильного лидера. Даже осуждение попытки переворота тремя основными оппозиционными партиями Турции сыграло на руку Эрдогану и косвенно еще больше укрепило его позиции. В итоге, Эрдоган, который до переворота, по мнению западных властей, считался врагом демократии, сегодня предстает перед нами в роли спасителя демократических начал турецкой власти и противника авторитарного режима военной диктатуры. Настоящая ирония судьбы.

 

Байрам Балджи Bayram Balci
Байрам Балджи
Bayram Balci
ученый из парижского Центра международных исследований, а также приглашенный ученый в вашингтонском офисе Фонда Карнеги за международный мир.

Главной темой его исследований является ислам в Турции, на Кавказе     и в Центральной Азии. В 2006-2010_гг. Балджи возглавлял Французский институт по изучению Центральной Азии в Ташкенте (Узбекистан). Во время пребывания в регионе он изучал и влияние Турции и исламское возрождение в Центральной Азии. В настоящий момент он является директором редколлегии журнала по изучению Центральной Азии Les Cahiers d’Asie Centrale. Автор книги Missionnaires de l›Islam en Asie central. Les écoles turques de Fethullah Gülen (Издательство Maisonneuve & Larose, 2003 г.).


NB: Как изменится политический компас Эрдогана?
Может сложиться впечатление, что Турция сегодня всё больше смотрит в сторону Востока, всё меньше рассчитывая на помощь Запада и НАТО. Однако не стоит преувеличивать те шаги навстречу России и укреплению связей с ШОС, которые Турция сделала за последние несколько месяцев. Турция была и останется сильным партнером Запада. Эрдоган, безусловно, выигрывает от сотрудничества с НАТО. Если отношения Турции и России можно назвать дружественными, то США для Эрдогана больше, чем «друг», это союзник. Поэтому вряд ли можно ожидать, что Турция примкнет к восточному блоку в обозримом будущем.

NB: В таком случае как попытка переворота и дальнейшее укрепление позиций Эрдогана скажется на турецко-российских дипломатических и экономических отношениях?
У Турции появится масса преимуществ от сотрудничества с Россией. РФ одной из первых выступила за сохранение легитимной власти в Турции. Со своей стороны, большинство западных лидеров выступило против массовых арестов судей, научных кадров, прокуроров, последовавших за попыткой переворота, обвинив Эрдогана в серьезных нарушениях прав человека. Россия сохраняет нейтральную позицию в отношении внутренней политики Турции и любых других стран. Что же касается экономического сотрудничества, с возобновлением дипломатических отношений Турции и России обе страны вновь станут друг для друга надежными бизнес-партнерами. Для Эрдогана Россия играет ключевую роль в выстраивании и укреплении торгово-экономических связей со странами ЦАР и бывшего СНГ. Сама Россия является крупнейшим потребителем турецкого текстиля, овощей и фруктов. Турецкий туризм выживает в основном за счет российских туристов. Учитывая антитурецкую пропаганду в странах ЕС, вызванную нарушением прав человека, мало кто из европейцев поедет отдыхать в Турцию в ближайшие два сезона. Надо отметить, что в зависимости от дипломатических отношений с Россией можно предсказать, насколько успешной будет турецкая экономика. В частности, во время дипломатического кризиса Турция была вынуждена приостановить все экономические отношения с такой маленькой республикой, как Абхазия. Но даже из-за временной заморозки торговли с Абхазией Турция потерпела массовые убытки. Несмотря на то, что между Турцией и Абхазией исторически сложились крепкие этнические и культурные связи, согласно Соглашению об альянсе и стратегическом партнерстве, подписанному в 2014 году между Сухумом и Москвой, Абхазия приняла внешнеполитический курс России. Как следствие, Абхазией был введен ряд превентивных мер на ввоз ряда продуктов из Турции, среди которых оказались некоторые сорта рыбы, овощей и фруктов. То же самое сделали и другие дружественные России республики и страны, по сути, оставив Турцию ни с чем.

NB: Почему попытка переворота не удалась? Какова вероятность повторения событий в Турции и реальной смены власти?
Существует несколько причин того, почему попытка свергнуть Эрдогана провалилась. Основная – в идейных противоречиях в самой турецкой армии. Далеко не все военные единогласно выступают против Эрдогана. Вторая причина – в настроениях людей. Турки прекрасно помнят предыдущие перевороты (1960-го и 1980 годов.) и прекрасно знают, что такое военная диктатура в стране со всеми ее негативными последствиями для современного турецкого общества. Турция, по сути, единственная в истории исламская страна, которая менее чем через 50 лет после распада Османской империи перестроила свое общество из патриархального в светское и даже проевропейское. Турки – современный, свободолюбивый народ, большая часть нации – молодежь. Поэтому массовые выступления народа против переворота и свержения Эрдогана вполне естественны.
Что же касается Гюлена, то его сторонники и движение «Хизмет» вряд ли смогут создать Эрдогану серьезную оппозицию после попытки переворота. Скорее всего, их влияние в Турции ослабнет.

tnpp-002

tnpp-003
Денис Кулиш
Эксперт NB, официальный представитель
АО «Открытие Брокер» в г. Сургут

Несомненно, неудавшийся переворот развязал руки Эрдогану в борьбе с оппозицией и предателями в армии, но самое главное следствие этой попытки – Эрдоган полностью сменил внешнюю политику, определил для себя приоритеты и перестал заигрывать перед США и Европой. Эрдоган знает, кто стоит за переворотом, тысячи арестованных заговорщиков, среди которых высокопоставленные генералы, несомненно, не скрывают своих заграничных кураторов. Именно поэтому Эрдоган выдвинул ультиматум США по выдаче Гюлена, а те, в свою очередь, быстро перевезли ядерные боеголовки с базы Инджерлик в Европу. Напомню, что именно база Иджерлик была заблокирована турецкими войсками сразу после подавления военного восстания.

 

Отношения двух сильнейших союзников по НАТО сильно испорчены, и запоздалые попытки администрации Обамы сгладить конфликт не дают результатов. Турция ставит ультиматум, а США не могут выдать Гюлена, так как это будет подтверждением их участия в перевороте. Тогда Эрдоган с неформального согласия России, Сирии и Ирана вводит войска в северную Сирию и начинает военным путем ликвидировать очередной проект США – «Курдистан». Курды требуют защиты от США, так как под их военным прикрытием с воздуха они два месяца штурмовали Манбидж, контролируемый Исламским государством (террористическая организация, запрещенная в РФ). Такого давления на США, да еще со стороны союзника по НАТО, в Госдепартаменте не ожидали, и первые нес-колько дней просто отмалчивались по поводу вторжения. В последствии поступили невнятные заявления, что курды должны сдать Манбидж, а Турция прекратить наступление на курдов. Но это уже ничего не меняет. США потеряли союзников в лице курдов, руками которых они громили террористов и собирались штурмовать столицу исламского государства. Испортили отношения с Турцией, которая действует в унисон с Россией. Более того, именно после переворота и с подачи России начались первые контакты между Турцией и Сирийским правительством, а позиция Эрдогана по отношению к Б. Асаду изменилась с «должен уйти» на «поддерживаем территориальную целостность Сирии». События последних месяцев после попытки переворота свидетельствуют о формировании ситуативного союза Россия – Иран – Турция – Сирия, где каждая из сторон в определенной степени преследует свои внутренние цели по ликвидации угрозы создания Курдистана (проект США, по которому Курдистан должен быть создан из курдских анклавов на территории Сирии, Турции, Ирана и Ирака). В такой ситуации нормализация отношений между США и Турцией ляжет на плечи нового президента США, где ключом к успеху будет выдача Гюлена, дабы исключить повторные попытки переворота, а в качестве рычага давления на США будет использован трюк с выходом Турции из блока НАТО, без которой блок потеряет всю свою боеспособность. В настоящий момент Турция закрывает «проект Курдистан», окончательно решает вопрос с оппозиционным движением внутри страны. Зачищает всю военную верхушку от заговорщиков. Бросает все заигрывания с Европой о входе в Еврозону. Восстанавливает отношения с Россией как финансовые, так и военно-политические и усиливает свое движение на восток к Китаю.


Добавить комментарий