Иосиф Каролинский — потомственный энергостроитель

При жизни этого знаменитого энергостроителя, внесшего существенный вклад в развитие топливно-энергетического комплекса Западной Сибири, не раз обходили стороной правительственные награды и почести. Утешая свою верную спутницу, супругу Миру Григорьевну, Каролинский говорил: «Я построил себе памятник – Сургутскую ГРЭС», однако произносил эти слова негромко, не держа ни на кого обиды, никому и ничего не желая доказать. Глубина знаний, организаторский талант, деловая хватка, смекалка — все эти качества позволили Иосифу Наумовичу завоевать большое уважение, непререкаемый авторитет среди своих коллег, подчиненных, объединить людей в одно общее дело и оставить свой след в истории.


Иосиф Наумович не мог не стать энергостроителем, это была закономерность, судьба, предопределение. В семье, где слово, дело и авторитет отца были непререкаемы, не могло быть иначе. Отец, Наум Маркович, по специальности инженер-гидротехник, всю жизнь упорно трудился, он строил канал имени Москвы, затем Куйбышевскую и Метинскую гидроэлектростанции. После войны семья Каролинских не раз переезжала, так что на одной стройке маленький Иосиф пошел в школу, на другой получил аттестат о среднем образовании. Географию страны он познавал не на уроках, а через собственный жизненный опыт.

Каролинский после окончания Ленинградского политехнического института, в котором получил специальность инженера-строителя-гидротехника, был командирован по распределению на строительство Новосибирской ГЭС. Начинал с мастера, прораба, после пошел на повышение — стал начальником участка. Вместе со своим подразделением перебрался в Казахстан, чтобы возводить вторую Карагандинскую ГРЭС, где вскоре его назначили главным инженером. Далее в его судьбе была Джамбульская электростанция. И когда встал вопрос о строительстве Сургутской ГРЭС, никто не сомневался, что эту стройку в далекой северной глубинке мог вытянуть только он. Каролинский приступил к строительству ГРЭС, что называется, «с тылов», чтобы впоследствии начать штурм основного объекта. Поскольку со всех концов страны на стройку прибывали молодые специалисты, первоочередной задачей стало создание соответствующих жилищных условий, началось строительство детских садов, школ, магазинов, больниц, дорог.

Когда через год объект ГРЭС был завершен министр отрасли П.С. Непорожний отметил, что было сделано невозможное, при строительстве Сургутской ГРЭС проявлена «исключительная оперативность на высшем уровне». Пуск первого энергетического блока станции состоялся в феврале 1972-го года. Темпы строительства перекрыли все существовавшие в СССР рекорды. Электростанция стала крупнейшей не только в стране, но и в мире. Каролинский проявил себя настоящим стратегом, умело просчитавшим весь процесс строительства от начала и до конца. О нем говорили: «Когда он спал — неизвестно, ибо Иосифа Наумовича в любое время суток можно было видеть на стройке».

На севере он построил много объектов: пуско-резервную ТЭЦ, первые энергоблоки, Южно-Балыкский газоперерабатывающий завод, ТЭЦ в Тобольске и Тюмени, жилой городок энергетиков.

Строгий, требовательный руководитель, при этом – понимающий товарищ, верный друг, таким помнят Каролинского его сослуживцы. Подчинённые очень подробно и чётко, как солдаты, отчитывались перед Иосифом Наумовичем о строящемся объекте — начальник хотел знать всё до мелочей: сроки, цифры, объемы, графики. Да он и сам всегда был в полной готовности работать, решать вопросы, умел аргументированно доказывать свою правоту и требовал того же от других. Каждый день он объезжал объекты лично, не потому что не доверял подчиненным – он хотел сам знать и видеть, что происходит на стройке. Поэтому его рабочий день не укладывался ни в какие нормативы. Соседи семьи Каролинского рассказывали, что до глубокой ночи через стенку слышно было голос начальника, который дозванивался до Москвы, докладывал, требовал, решал насущные проблемы. Из-за плохой связи приходилось решать вопросы на повышенных тонах, но близкие и соседи относились с пониманием, сопереживали ему.

«По-настоящему любил людей, был открытым по отношению к своим подчинённым, знал абсолютно всех по именам. Вообще, за ним тянулись. Он сам жил работой и всех зажигал ею», — вспоминают коллеги.

Всегда доверяло ему и руководство города. Каролинский в первую очередь добивался создания нормальных бытовых условий для строителей и персонала станции. Благодаря его упорству в Сургуте, в районе Энергетиков, появились многие объекты социально-культурной инфраструктуры: 12 домов, 4 общежития, 2 кафе, детсад-ясли, школа, больница, 2 магазина, детский парк.

«Вклад Каролинского в развитие энергетики очень большой, — говорил первый секретарь Сургутского комитета партии М. Конев. – Его работоспособность была поразительной, характер взрывной, он и кулаками мог постучать, и ногами потопать, но не был злопамятен». Однако награды начальника стройки обходили стороной. Дважды здешний партийный орган рекомендовал кандидатуру Иосифа Наумовича для вручения ему самой высокой награды, подписывалось и в обкоме представление к званию Героя Социалистического Труда, а дальше документы где-то застревали. Надо полагать, что свою роль сыграла и пресловутая пятая графа, которая исковеркала многие судьбы талантливых людей, породила волну эмигрантов.

Из жизни Каролинский ушел за 2 дня до своего 48-летия. В 1980 году коллектив энергостроителей начал ходатайствовать об увековечении памяти первого начальника стройки, о присвоении нынешней улице Майской его имени. Но эта идея была воплощена в жизнь лишь спустя двадцать с лишним лет. Теперь имя одного из лучших энергостроителей города увековечено не только в памяти тех, кто его знал, но и мемориальным знаком на улице, названной его именем.


Добавить комментарий