С социальным бизнесом пора определяться

Одно из самых многозначных понятий в мировой и российской экономической практике — социальное предпринимательство. Отношение к нему можно выразить известной фразой из повести Гайдара: «Это каждый понимал по-своему». Под «социальным бизнесом» сегодня подразумевают и социальные услуги, и деятельность в социальной сфере, и даже волонтерство и благотворительность. Представления о нем разнятся даже в пределах одной страны, России, — у чиновников, законодателей, граждан.

Такая путаница не идет на пользу делу. Чтобы развивать какую-то сферу, следует четко в ней разбираться. Что же такое социальный бизнес на самом деле, как он действует и поддерживается в Югре, что дает он жителям округа?


Закон – «на подходе»


В России в настоящее время понятие «социальное предпринимательство» представлено только в подзаконных актах. Прежде всего речь идет о приказе Минэкономразвития №167. В нем определены первые попытки передать частным поставщикам социальных услуг некоторые государственные функции – в сферах культуры, спорта, образования, здравоохранения и социального обслуживания населения страны.

В 2016 году появилась надежда окончательно определиться с этим вопросом: законопроект о социальном предпринимательстве подготовили в Министерстве экономического развития РФ. Однако в ходе обсуждений он вызвал ряд критических замечаний со стороны общественности и российского Правительства – в немалой степени именно из-за разногласий в понимании сути этого вида деятельности.

Доработанный вариант проекта закона в январе был направлен на согласование в Федеральную антимонопольную службу, Министерство финансов, Минтруд и Федеральную налоговую службу. По всей видимости, федеральный закон о социальном предпринимательстве будет принят в 2017 году.

О чем же в нем говорится? По сообщениям центральных СМИ, авторы документа предлагают относить к социальному предпринимательству предприятия, не менее 30% персонала которых составляют инвалиды, одинокие (с детьми до 7 лет) и многодетные родители, пенсионеры, выпускники детских домов в возрасте до 21 года, лица, освобожденные из мест лишения свободы. Чтобы это не были «мертвые души» с оплатой в размере «минималки», набранные для отвода глаз, законодатель предусмотрел, что доля таких сотрудников в фонде оплаты труда должна составлять не менее 25%.

Также социальным может считаться предприятие, которое своей деятельностью помогает людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, и у которого доля доходов от этой деятельности составляет не менее 70% в их общем объеме. Соответственно, это субъекты, оказывающие услуги для инвалидов, пожилых людей, тех, кто имеет проблемы со здоровьем и социальной адаптацией.


Детский сад – муниципальный или частный?


Как социальный бизнес понимают и поддерживают в Югре, рассказывает Роман Колупаев, исполняющий обязанности генерального директора Фонда поддержки предпринимательства Югры:

– В Югре понятие социального предпринимательства определяется окружной госпрограммой «Социально-экономическое развитие, инвестиции и инновации ХМАО – Югры на 2016-2020 годы» (утверждена постановлением правительства Югры от 9 октября 2013 года №419-п). Есть ряд услуг, которые гражданам оказывает государство и которые можно передавать негосударственным поставщикам. Например, социальное обслуживание пожилых людей, услуги присмотра за детьми, дополнительного образования, культуры. Предприниматель, который берется их оказывать, — социальный предприниматель.

В мировой практике есть несколько подходов к пониманию социального предпринимательства: первый вариант – статусом социального предпринимателя наделяет специальная комиссия на основании определенных в законодательстве критериев; второй вариант – получателей поддержки определяет население на открытых площадках для голосования; третий вариант: социальные предприниматели регистрируются в качестве особой категории, для них существует своя система налогообложения и т.д. Россия сегодня идет по первому пути – он самый простой для реализации: есть и дорожная карта, и координационные органы по поддержке малого и среднего бизнеса — достаточно дать им полномочия по наделению предпринимателей статусом социальных.

Югорский бизнес неплохо осваивает такое направление, как частные детские сады. Отрадно, что с каждым годом таких организаций становится все больше, в том числе и благодаря Школе социального предпринимательства. Ощутимым подспорьем для молодых родителей является сертификат дошкольника, который позволяет снизить родительскую плату за частный детский сад. Так, в прошлом году из восьми тысяч маленьких сургутян, стоявших в очереди на получение мест в детском саду, около тысячи получили места именно в таких детсадах, имеющих лицензию. К 2018 году должен быть осуществлен полный переход на систему таких сертификатов. Она позволит выбирать, в какое дошкольное учреждение отдать своего ребенка – муниципальное или частное. И здесь уже в приоритете будет качество оказания социальных услуг.

Преимуществом частных детсадов является их гибкость, быстрота реагирования на изменяющиеся условия и запросы, инновационная деятельность. Работая по лицензии, такое учреждение гарантирует оказание услуг, определенных государством, в полном объеме.

NB: Кроме компенсации части затрат, какая еще поддержка оказывается частным детсадам?

Среди форм поддержки частных детских садов, реализуемых в Югре, можно отметить льготную аренду помещений. В частности, получили развитие билдинг-сады – помещения на первых этажах новостроек, специально подготовленные для подобного использования. В Сургуте на право арендовать их – конкурсы по 2-4 предпринимателя на место. Но методику проведения этих конкурсов приходится разрабатывать самостоятельно – на федеральном уровне соответствующих рекомендаций нет.

В каждом субъекте страны по-своему решают вопросы, связанные с развитием малого и среднего бизнеса, в том числе социального. Но Югра – однозначно в лидерах: к примеру, в 2016 году окружная программа поддержки социального предпринимательства была признана лучшей в России. Кроме финансовой, образовательной, консультативной помощи, социальным предпринимателям еще и всячески помогают в популяризации социальных проектов. С 2013 года на базе Фонда поддержки предпринимательства Югры в автономном округе действует Центр инноваций социальной сферы, услуги которого доступны в каждом муниципальном образовании автономного округа.


Чем заняться – и как?


NB: Перечень государственных услуг, которые могут выполнять социальные предприниматели, – он есть?

Да, как стать поставщиком социальных услуг, что это за услуги, как осуществляется компенсация – подробная информация представлена в специальных разделах на сайтах окружных департаментов образования, социального развития, физической культуры и спорта, департамента здравоохранения. По итогам 2016 года Югра вошла в тройку регионов-лидеров, где достигнут 10-процентный уровень доступа социально ориентированных организаций к бюджетным средствам, выделенным на оказание услуг. В текущем году в некоммерческий сектор будет передано 27 направлений в сфере социальных услуг, которые сегодня предоставляют государственные учреждения. Оказание этих услуг обеспечивается финансированием из бюджета – и для многих предпринимателей такая стабильность дохода на протяжении ряда лет представляется более привлекательной, чем высокая маржинальность, как в других видах бизнеса. Кстати, именно в спортивной и культурной сферах ниша социального предпринимательства наименее заполнена. То есть предприниматели есть, но оформляться как социальные – не торопятся, нет опыта, методики. Есть частная футбольная школа в Сургуте, хоккейная – в Ханты-Мансийске. Но дороги — непроторенные. Будем исправлять эту ситуацию в Школе социального предпринимательства.

В 2017 году Фондом поддержки предпринимательства Югры в  сотрудничестве с Фондом региональных социальных программ «Наше будущее» в автономном округе реализуется ряд пилотных проектов: Программа Школы социального предпринимательства дополнена отраслевыми учебными модулями по отдельным направлениям социальной деятельности. Готовится к запуску площадка «Социальные инвестиции» – сервис поиска инвесторов для реализации проектов в сфере социального предпринимательства.

NB: А что касается тех самых предприятий, которые являются социальными в силу предоставления рабочих мест социально незащищенным категориям населения – есть ли они сегодня в Югре?

Именно с таких организаций начинался социальный бизнес, в том числе и у нас. Обращаются за поддержкой не реже раза в месяц и пользуются при этом определенными льготами: первоочередным правом предоставления поддержки, компенсацией банковской процентной ставки в объеме 100% вместо двух третей. То есть, беря кредит на три миллиона, такой социальный предприниматель возвращает ту же сумму.

NB: В социальном бизнесе представлены организации разных форм собственности?

Да, в Югре только выпускниками Школы социального предпринимательства успешно реализуется 161 проект, причем в различных формах собственности: индивидуального предпринимательства, общества с ограниченной ответственностью или же социально ориентированной некоммерческой организации. Какую форму выбрать – зависит в немалой степени от выбранного вида деятельности, и на занятиях Школы разбираются эти вопросы. К примеру, частному детсаду или медицинской организации проще быть ООО или ИП, а в сфере культуры порой проще работать в форме НКО, так как они нередко привлекают средства грантов на реализацию проектов. В сфере социального обслуживания населения – 50 на 50: это может быть и предприятие, и НКО. У каждой формы – свои плюсы и минусы. Из НКО не выведешь инвестиции, на нее не возьмешь кредит. Зато ей, например, могут предоставить помещение на безвозмездной основе. Но по большему счету это не так важно, гораздо значимее то, какой проект воплощается в жизнь и получает дальнейшее развитие: частный детский сад или пансионат по уходу за пожилыми людьми, творческая студия или досуговый семейный центр – получателями услуг являются наши с вами земляки, югорчане.

NB: Есть мнение, что стоит разделять бизнес как дело, нацеленное на развитие, на перспективу, и предпринимательство как самозанятость. Якобы поддержка человека, который сам работает на себя, – это не слишком оправданное вложение с точки зрения общества.

Считаю, разделять не стоит. Во-первых, и поддержка оказывается соразмерная. Во-вторых, мы постоянно видим такую ситуацию: человек получил нашу поддержку, изначально заявляя, что ему достаточно будет своего рабочего места и на большее он не претендует. Через год — глядишь, у него уже четыре сотрудника. Бизнес не может не развиваться, иначе пойдет вниз.

По данным научных исследований, лишь 10% населения имеет способности к предпринимательский деятельности. Среди обращающихся в Фонд поддержки предпринимательства Югры каждый второй создает свое дело, и девять из десяти «выживает». Пять лет назад процесс оформления документов для получения мер поддержки в Фонде поддержки предпринимательства Югры занимал до 20 дней, сегодня – от трех до пяти.Заключено соглашение с Многофункциональным центром Югры, согласно которому уже в пяти населенных пунктах округа в зданиях МФЦ работают «единые окна» для предпринимателей. К концу года планируется создать их во всех многофункциональных центрах региона.

NB: Сегодня немало делается для поддержки молодых бизнесменов. Таковыми считаются предприниматели в возрасте до 30 лет. Государство взяло курс на повышение пенсионного возраста – может, и возраст молодости стоило бы продлить в плане поддержки, как считаете?

Есть примеры открытия бизнеса в 28, 29 лет, однако именно возраст с тридцати до тридцати пяти – самый плодотворный и подходящий для открытия своего дела: человек еще молод, но многое уже знает и может. Мне тридцать пять, и я чувствую себя молодым! Однако законодатель на сегодняшний день в основном придерживается именно таких возрастных рамок – до тридцати лет. А мы в свою очередь делаем все возможное, чтобы люди более старшего возраста также могли участвовать в образовательных мероприятиях Фонда поддержки предпринимательства Югры и Центра инноваций социальной сферы.

Что касается непосредственно молодежи: в 2016 году Центр инноваций социальной сферы запустил новый проект – «Игровой социальный полигон»: двухдневный марафон полного погружения в атмосферу бизнеса, социального проектирования. Пионерами стали студенты Нижневартовского государственного университета. В этом году на базе ссузов и вузов региона тоже будет организован полигон, пройдут и другие встречи со студенческим сообществом, а также в школах. Я убежден, что говорить о социальном предпринимательстве нужно со школьной скамьи, когда идет «закладка» нравственного фундамента, становление человека как личности. Будущее — за инициативными, целеустремленными и социально ответственными людьми.


Добавить комментарий