Пётр Александрович Мунарев. Первый градоначальник Сургута

В восточной части Сургута, в народе называемой Черным Мысом, есть небольшая улочка, а точнее – проезд, соединяющий улицу Мелик-Карамова и проспект Комсомольский, названная именем Мунарева. И не каждый, даже живущий там, знает, кем был Петр Александрович Мунарев, какой вклад он внес в развитие и становление Сургута, за какие достижения улица носит его имя.

История семьи Мунаревых

Семья Мунаревых перебралась в Сургут в 1934 году из села Куларова Тобольского района. На улице Набережная крепкий хозяин Александр Яковлевич Мунарев поставил дом. По крестьянским меркам семья Мунаревых была небольшая: родители, сын Петр и дочь Тамара. Отец работал капитаном катера потребкооперации, мать вела домашнее хозяйство. В годы Великой Отечественной войны сургутские мужчины призывного возраста ушли на фронт. Не стал исключением и глава семьи, а ровно через год, в августе 1942, в семью пришла похоронка. Как и многие дети военного времени, старший ребенок Петр официально начал работать в 15 лет. В 1944 году, окончив семилетку, устроился в районную контору связи. Петр хорошо запомнил, как встретили в Сургуте День Победы, вместе с напарником установили уличный громкоговоритель на здании райисполкома, и в этот памятный день голос знаменитого Левитана возвестил о Победе советского народа. После окончания войны Петр был направлен учиться во второе Тобольское ремесленное училище связи. Способности к учебе у него были незаурядные, уже в юности Петр выделялся среди ровесников, наклонности лидера в нем были сызмальства. В 1950 году, в трудовой книжке Мунарева появилась запись «Освобождается от работы в связи с избранием в комсомольские органы». С этого момента началась его новая жизнь и продвижение по карьерной лестнице.

Вскоре Петра утвердили заведующим отделом кадров и организационно-инструкторской работы Сургутского райкома ВЛКСМ, а через два года он возглавил молодежную организацию района. Энергичного вожака сургутских комсомольцев вскоре пригласили работать в окружной комитет, и там он зарекомендовал себя с самой лучшей стороны, став в 1955 году первым секретарем.

В Ханты-Мансийске Петр экстерном закончил десятилетку, там же повстречал свою будущую жену — молодого педагога Руфину Осинцеву. Они понравились друг другу с первого взгляда и вскоре сыграли скромную свадьбу.

Активный и деятельный по своей природе, Мунарев решил получить необходимое образование для того, чтобы двигаться по карьерной лестнице дальше. В 1957 году он стал слушателем Свердловской высшей партийной школы при ЦК КПСС. Разлука супругов длилась два с половиной года, а потом Петр перевелся на заочное отделение, получив должность заведующего Отделом пропаганды и агитации Сургутского райкома КПСС, семья воссоединилась и перебралась в Сургут. В 1962 году его избрали секретарем райкома.

Зарождение города

Сургут шестидесятых годов — это растянувшиеся на несколько километров улицы старого Сургута и Черный Мыс с его двумя улицами и поселком геологов между ними. Рубленые дома, деревянные двухэтажки, деревянные тротуары — таким был зарождающийся город.

1965 стал годом нового рождения Сургута, получившего статус города окружного подчинения. Сургутский райком КПСС выдвинул на должность председателя горисполкома Петра Александровича Мунарева, весь предыдущий опыт работы которого был связан с комсомольской и партийной деятельностью. В 35-летнем возрасте он принял «бразды правления» в свои руки, стал хозяином северного города. Молодой и энергичный Петр Александрович был готов к принятию сложных решений, к самостоятельной работе, имел о ней четкое представление. Но самое большое преимущество Мунарева заключалось в том, что он хорошо знал Сургут и его людей, проблемы северного населенного пункта, его «болевые» точки.
Ежедневно в Сургут прибывали новоселы – нефтяники, строители, которых следовало где-то размещать, помогать обустраиваться на этой земле. Население города росло стремительно — нужно было думать о том, как обеспечить людей хлебом, предоставить им достаточный спектр медицинских услуг, места для детей в школах и детских садах. Самой главной проблемой было, конечно же, жилье, которого катастрофически не хватало. О капитальном домостроении речи пока не шло, упор делался на деревянную застройку. Шесть лет город строился без генерального плана, разбросанными поселками, каждый имел свои инженерные сети, электро-, водо-, теплообеспечение. Исполнительная власть отчаянно пыталась бороться с ведомственной разобщенностью. На совещаниях различного уровня горячо обсуждались многочисленные вопросы по обустройству города. Мунарев был активным участником каждого из них, высказывал собственное мнение, жестко отстаивал интересы жителей. Человек простой, доступный, контактный и с хитринкой, он находил общий язык со всеми здешними руководителями. Начальники предприятий по его просьбе изыскивали материальные и финансовые ресурсы, чтобы помочь городу проложить дороги с твердым покрытием, построить мосты — пешеходный и автомобильный — через Сайму, надежно соединив таким образом микрорайоны города. Тогда бурные темпы строительства жилья и производственных баз не успевали за ростом населения. Стихия балков и вагончиков захлестывала Сургут. Метод «народной стройки» использовался в шестидесятые годы, к сожалению, достаточно широко. Конечно, за такую вольность высшее руководство подчиненных не «жаловало», но другого способа решать городские проблемы зачастую просто не существовало.

Очень остро стоял вопрос электроснабжения. В 1968 году в Сургуте появились энергетики — началось строительство пускорезервной ТЭЦ. А еще через год был запущен первый энергоблок Сургутской ГРЭС-1. Сургуту повезло в том смысле, что руководителями главков и других крупных подразделений были умные и грамотные люди, которым был дорог этот город, и, несмотря на жесткие графики, они на свой страх и риск многое делали для людей.

Как вспоминает Нина Александровна Левдик, секретарь председателя горисполкома: «Определенных часов приема не было, если Петр Александрович находился в кабинете, то к нему мог зайти любой человек со своей бедой, проблемой, предложением. Относился он к посетителям всегда уважительно, а к тем, кто помоложе, — по-отцовски, резких замечаний старался не делать. Вспоминаю, как из старого горисполкома мы переехали в новое здание — Дом Советов. Было так холодно в помещениях, что даже Петр Александрович не стеснялся надевать валенки».

Мунарев, по воспоминаниям современников, нисколько не жалел себя, но и не делал поблажек другим, всегда добиваясь положительного результата. И только супруга Руфина Ивановна знает, каких трудов стоило Петру Александровичу выдерживать столь интенсивный ритм работы, каким усталым возвращался он домой. А на следующее утро, как ни в чем не бывало, бодрым, оптимистичным, деятельным возвращался к незавершенным и новым делам.

Общительный по натуре, разносторонне развитый, он уделял огромное внимание развитию культуры в городе, организации досуга детей и молодежи. При нем были построены дома культуры и спортивные сооружения, детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва.

И годы своего председательства, такие трудные и беспокойные, Петр Александрович впоследствии вспоминал как самые счастливые в своей жизни: «Нет большей радости, чем видеть, как некогда безвестное село, расположенное в тысячах километрах от центров цивилизации, быстро меняет уклад своей жизни, растет, превращается в большой промышленный город. И каждый в нем живущий должен знать его историю и помнить тех, кто начинал», — напишет он потом в своих воспоминаниях.

И когда молодой город начал активно разрастаться, у Мунарева появилось горячее желание отстоять старый Сургут, сохранить десятка полтора домов деревянной архитектуры на берегу Саймы, создав своеобразный музей под открытым небом. Идею приняли, но воплощалась она в жизнь с великими трудностями. В 1983 году Сургутский горисполком принял решение о строительстве историко-этнографического комплекса. Фактически ИКЦ «Старый Сургут» открыли в 1996 году. Это материальное выражение многовековой истории Сургута энтузиасты-краеведы считают и памятником первому председателю Петру Александровичу Мунареву.

В 1973 году, когда Мунарев, не по своему желанию, оставил должность, Сургут был совершенно иным городом, чем в 1965-м, его уже стали величать центром Среднего Приобья. И заслуги первого председателя горисполкома трудно переоценить. На карте страны за короткий отрезок времени возник новый город, устремленный в будущее.

В дальнейшем Петр Александрович занимал разные должности. Он был заместителем начальника по общим вопросам в Сургутской нефтеразведочной экспедиции, а в 1986 году Мунарев оформился на пенсию, но активная жизнь его на этом не закончилась.

30 ноября 1993 Петра Александровича не стало. Итогом жизни стала написанная им книга воспоминаний о Сургуте «Так было, так начиналось. Записки председателя».

Это имя не забыто благодарными сургутянами, оно увековечено в истории Сургута: в 1997 году решением городской администрации проезд в микрорайонах № 27 и 27а получил имя Петра Мунарева.


Текст: Юнна Мостицкая

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий